Извините, этот документ еще создается, размещенные на нем материалы носят подготовительный характер. Использовать их без согласования с Ю.С.Налбандян или М.Б.Налбандян не разрешается. Со всеми замечаниями, предложениями и пожеланиями просьба обращаться по адресу dezhkin@mail.ru .


ДМИТРИЙ ДМИТРИЕВИЧ
МОРДУХАЙ-БОЛТОВСКОЙ

1876-1952


DMITRIJ DMITRIEVICH
MORDUKHAI-BOLTOVSKOJ


D.D. MORDUKHAI-BOLTOVSKOJ
СОДЕРЖАНИЕ СТРАНИЦЫ
  1. Вступление.
  2. Общий обзор публикаций о Д.Д.Мордухай-Болтовском.
  3. Публикации авторов сайта о Д.Д.Мордухай-Болтовском.
  4. О неизвестных публикациях Д.Д.Мордухай-Болтовского.
  5. Фотогалерея.
  6. Хронология жизни Д.Д.Мордухай-Болтовского (уточняется)
  7. Библиография Д.Д.Мордухай-Болтовского (уточняется)
  8. Ученики Д.Д.Мордухай-Болтовского

Выпускник Петербургского университета, профессор Дмитрий Дмитриевич Мордухай-Болтовской по праву считается одним из основателей математической школы Ростова-на-Дону. Переехав в наш город в 1915 году вместе с эвакуированным Варшавским университетом (в котором работал с 1909 года), он стал одним из ведущих ученых будущего Ростовского университета, внес значительный вклад в подготовку кадров и в развитие российской и мировой математики и математического образования. Интерес к личности Дмитрия Дмитриевича Мордухай-Болтовского обусловлен его интенсивной научной и педагогической деятельностью, полученными им результатами в различных областях математики (специальные вопросы математического анализа, проблемы решения дифференциальных уравнений в квадратурах и проблемы трансцендентных чисел и функций, дифференциальная и проективная геометриии, геометрия многомерных пространств, история математики и философские вопросы математики, перевод "Начал" Евклида и трудов И.Ньютона и др.), а также активной работой в науке многих его учеников (М.Ф.Субботин, Н.М.Несторович, Б.М.Щиголев, М.М.Пистрак, М.Я.Выгодский, М.Г.Хапланов, А.Ф.Бермант, Б.Я.Левин, Н.В.Ефимов, С.Я.Альпер, К.К.Мокрищев и др.).

ОБЩИЙ ОБЗОР ПУБЛИКАЦИИ О Д.Д.МОРДУХАЙ-БОЛТОВСКОМ

Имя Д.Д.Мордухай-Болтовского упоминается в некоторых учебниках по математическому анализу, обязательно фигурирует во всех обзорных работах по историко-математическим исследованиям в России. В 1972 г. вышел в свет капитальный биобиблиографический справочник "Механико-математический факультет Ростовского университета" (авторы - С.Е.Белозеров, С.И.Миесерова, В.А.Ткачева, Ростов-на-Дону, издательство Ростовского университета), в котором содержится библиография трудов Мордухай-Болтовского (нуждающаяся в уточнении в связи с обнаружением ряда статей в местной печати) и приводится список работ, посвященных этому ученому и опубликованных до 1971 года. В 80-е - 90-е годы интерес к личности и деятельности Д.Д.Мордухай-Болтовского возрос. Серьезное исследование о проблеме бесконечности в Древней Греции в работах Мордухай-Болтовского проводил Ф.А.Медведев (1990 г.). Отдельным проблемам теории интегрирования в конечном виде в трудах ученого посвящала депонированные работы Н.В.Локоть. Первая из них (1987 г.) включает биографический очерк, написанный на основе уже опубликованных материалов и содержащий, к сожалению, много неточностей и ошибок (в частности, Д.Д.Мордухай-Болтовской не решал 22-ю проблему Гильберта). А.С.Степанова и Б.Н.Саморуков (выпускник Ростовского университета 1936 г., ученик Мордухай-Болтовского) провели интересный анализ нескольких его неопубликованных рукописей из фондов ПФА РАН, посвященных зарождению и развитию основных математических идей в сочинениях средневековых авторов. Из последних публикаций необходимо упомянуть монографию А.Н.Боголюбова и Г.П.Матвиевской, посвященную коллеге Мордухай-Болтовского по Варшавскому университету В.И.Романовскому (1997 г.,"Наука"), в которой личности Мордухай-Болтовского уделено немало места, а также сборник малоизвестных в настоящее время статей ученого с комментариями А.Родина (Мордухай-Болтовской Д.Д. Философия. Психология. Математика. Сборник статей. - М.: Серебряные нити, 1998)

ПУБЛИКАЦИИ АВТОРОВ САЙТА О Д.Д.МОРДУХАЙ-БОЛТОВСКОМ

О НЕИЗВЕСТНЫХ ПУБЛИКАЦИЯХ Д.Д.МОРДУХАЙ-БОЛТОВСКОГО

В ходе многолетней работы с фондом Ростовского университета в ГАРО (в Государственном Архиве Ростовской области) выяснилось, что в отчетах о научной деятельности в 1917-1918 гг. Д.Д.Мордухай-Болтовской, никогда не забывавший о своем общественном предназначении, упоминал публикации в местной печати. Предпринятый поиск позволил обнаружить более 10 заметок в газетах "Ростовская речь"; и "Приазовский край". Эти статьи не учитывались даже авторами наиболее полной из известных библиографий (в упомянутом выше биобиблиографическом справочнике), либо потому, что действительно были неизвестны, либо в связи с тем, что выходили из печати в "смутное время", когда Ростов переходил из рук в руки, и многие выводы ученого носили явно антибольшевистский характер. На данныймомент известны 12 статей

1. К открытию физико-математического кружка в Ростове // Приазовский край, N 5, 6 января 1917 г.
2. Демократически-индивидуалистическая педагогика // Ростовская речь, N 252, 26 октября 1917г.
3. Массовая психология // Ростовская речь, N 261, 5 ноября 1917г.
4. Поход на интеллигенцию // Ростовская речь, N 269, 15 ноября 1917 г.
5. Об учениках-беженцах // Ростовская речь, N 277, 25 ноября 1917 г.
6. Буква ять // Ростовская речь, NЫ 284, 8 декабря 1917 г.
7. Об ученических и студенческих организациях// Ростовская речь, N 294, 21 декабря 1917 г.
8. Воскресший Лазарь // Ростовская речь, N 296, 23 декабря 1917 г.
9. Сказка о стеклянном доме // Ростовская речь, N 4, 5 января 1918г.
10. О воспитании народа // Ростовская речь, N 11, 14 января 1918 г.
11. Воспитание народа // Ростовская речь, N 16, 20 января 1918 г.
12. Социалистический сон // Ростовская речь, N 25, 2 февраля 1918 г.

Первая из них, "К открытию физико-математического кружка в Ростове", опубликована еще до февральской революции и посвящена вопросу, волновавшему Мордухай-Болтовского на протяжении всей его деятельности - внеаудиторной работе со студентами. Среди основных тем, так или иначе затронутых в статье - место математики в обществе, проблемы ее преподавания, пробуждение интереса к этой науке, вопросы сближения высшей и средней школы...

Продолжение разговора о "наболевшем" - в статье "Демократически индивидуалистическая педагогика", в которой сравнивается социалистический и индивидуалистический (ницшеанский) подход к педагогике, анализируется теория гениальности Вейнингера. Интересно, что здесь можно обнаружить многие положения, предвосхитившие сегодняшние идеи "педагогики сотрудничества".

Примыкает к этим публикациям более поздняя статья "Об ученических и студенческих организациях", в которой привлекают внимание рассуждения о воспитательной роли преподавателей университета. Материал интересен и как иллюстрация к историческим событиям (позволяет понять, что представляла собой академическая жизнь в Ростове тех лет), и как методическая работа, актуальная и сегодня.

Другие статьи из приведенного выше списка посвящены как вопросам психологии мышления (одной из наиболее интересовавших ученого тем), так и его откликам на происходившие в стране события. Они содержат весьма смелые выводы о сущности политических партий, о психологии толпы, об опасности скоропалительных реформ в образовании, о судьбе России как многонациональной державы...

ФОТОГАЛЕРЕЯ

Чтобы увидеть полный кадр, надо щелкнуть мышью на образе.




1885
1885
1886
1886
1896
1896

1900
1905
1905



Одна из последних фотографий
1906
1906


УЧЕНИКИ Д.Д.МОРДУХАЙ-БОЛТОВСКОГО

МИХАИЛ ФЕДОРОВИЧ СУББОТИН: НАЧАЛО ПУТИ (1910 – 1918)

(статья, авторство которой принадлежит М.Б.Налбандян и Ю.С.Налбандян, будет опубликована в сборнике трудов
"Колмогоровские чтения - IV" (Ярославль, май 2006 года)

Член-корреспондент АН СССР, известный математик и астроном, профессор ЛГУ Михаил Федорович Субботин
(1893 – 1966) – выпускник Варшавского университета. Здесь находились истоки его научных интересов. Здесь он приобрел фундаментальную математическую подготовку, позволившую ему получить существенные результаты не только в специальных вопросах теории функций, но и в исследованиях по небесной механике. Эти последние, хотя и носят прикладной характер, но по своим методам в большей части остаются математическими.К сожалению, именно этот период становления будущего ученого и педагога мало освещен в историко-математической литературе. Ниже предпринята попытка восполнить пробел, опираясь, в основном, на архивные документы ([1], [2]). 



 
 

























Михаил Федорович Субботин был старшим сыном в многодетной семье кадрового офицера.(*) Кажется вполне естественным, что и ему была уготована судьба военного: десятилетним мальчиком он был определен в Нижегородский, а позже переведен в Суворовский кадетский корпус в Варшаве (по месту службы отца). В 1910 г. М.Ф.Субботин получил аттестат, свидетельствующий, что «при отличном поведении и нравственности» он «успешно окончил полный курс кадетского корпуса и, на основании окончательных испытаний, получил нижеследующую оценку познаний»: из девятнадцати перечисленных предметов по тринадцати, включая все дисциплины физико–математического цикла, высший балл – 12; средний балл аттестата – 11,61. Следует отметить, что в числе предметов были французский и немецкий языки, которые чрезвычайно пригодились ему в будущей студенческой жизни.

Успешное окончание кадетского корпуса предоставляло выпускнику определенные льготы и преимущества при поступлении в военную службу. Но именно это и не входило в жизненные планы М.Ф.Субботина. Он выбрал другой путь, потребовавший от него дополнительных усилий (поступлению в гражданское высшее учебное заведение препятствовало отсутствие в аттестате оценки по латинскому языку). Пробел был ликвидирован уже в августе, после испытания в комитете при управлении Варшавского Учебного округа (оценка – «хорошо»). И осенью 1910 г. М.Ф.Субботин становится студентом математического отделения физико-математического факультета Варшавского университета, который в 1909 г. возобновил учебные занятия после четырехлетнего перерыва, вызванного «политическими волнениями в Привисленском крае».

К этому времени факультет пополнился новыми кадрами. Руководящая роль на кафедре чистой математики перешла к Д.Д.Мордухай-Болтовскому, которого в феврале 1908 г. единогласно избрали кандидатом «на замещение означенной кафедры в звании экстраординарного профессора» (утверждение состоялось 25 августа того же года, а в 1914-м, вопреки существующему закону – у него отсутствовала степень доктора – Д.Д.Мордухай-Болтовской высочайшим соизволением был назначен ординарным профессором).

Исполняющим обязанности доцента этой же кафедры с 1июля 1909 г. был утвержден В.П.Вельмин, ученик Д.А.Граве и Б.Я.Букреева по Киевскому университету, выдержавший весной испытания на степень магистра. После защиты в 1913 г. магистерской диссертации В.П.Вельмин станет экстраординарным профессором Варшавского университета.

В 1911 г., после учреждения второй должности доцента по кафедре чистой математики (в связи с увеличением числа студентов), по рекомендации И.Л.Пташицкого, поддержанной В.А.Стекловым и Д.Ф.Селивановым, на факультет был принят воспитанник Петербургского университета В.И.Романовский, который в том же году представил, а в следующем защитил магистерскую диссертацию.

Кроме того, по совместительству в Варшавском университете работал И.Р. Брайцев, выпускник Московского университета. Именно лекции перечисленных математиков студент Субботин слушал в 1910-1914 гг., именно их имена он упомянул в своем Curriculum vitae в 1915 г. Среди других преподавателей М.Ф.Субботин выделил экстраординарного профессора по астрономии и геодезии С.Д.Черного, ученика М.Ф.Хандрикова по Киевскому университету, защитившего магистерскую диссертацию в 1908 г.

Под руководством С.Д.Черного на втором курсе проходили практические занятия по геодезии и астрономии. Любознательность и трудолюбие студента Субботина обратили на себя внимание профессора, который и привлек его к работе в университетской обсерватории в качестве помощника при астрономических и метеорологических наблюдениях. За последующие два с половиной года М.Ф.Субботин ознакомился с необходимым инструментарием, «изучил теорию меридианного круга и обучался определению времени и прямых восхождений светил при помощи большого меридианного круга Эртеля, а также принимал участие в определении погрешностей устройств и установке кометоискателя». Это, безусловно, помогало и в учебных делах, и в улучшении материального положения. Как следует из Curriculum vitae, М.Ф.Субботин дважды успешно участвовал в конкурсах на соискание стипендий имени Коперника, написав работы «Способ Ольберга для определения параболических орбит комет и вычисления по этому способу параболической орбиты кометы 1911д (Белявский)» и «Определение широты места измерением зенитных расстояний светил; определение широты северного павильона Варшавской обсерватории». Кроме того, результаты астрономических наблюдений талантливого студента неоднократно публиковались в Astronomishe Nachrichten (Bd 191, 192, 194), Bulletin astronomique (t.XXXI, fevrier 1914, maj 1914, nov.-dec. 1914), Monthly Notices (Vol. LXXV, № 1).

Все сказанное выше позволяло надеяться на оставление при университете для подготовки к профессорскому званию по астрономии (так называлась в те годы аспирантура). Но на 2-3 курсах к Михаилу Субботину пришло еще одно научное увлечение – чистая математика. Он активно включился в работу математического семинария, организованного в 1911 г. Д.Д.Мордухай-Болтовским. В качестве докладчиков выступали студенты, профессорские стипендиаты, профессора В.П.Вельмин и В.И Романовский, а нередко и сам руководитель. Роль этих занятий в формировании и воспитании педагогических кадров и для школы, и для вузов, была чрезвычайно велика.  Здесь разбирались не только разделы, вскользь затрагиваемые на лекциях, но и проблемы, возникающие у студентов в процессе самостоятельной работы. Здесь студенты получали исчерпывающие библиографические указания, а это было чрезвычайно важно, особенно в связи с тем, что Д.Д.Мордухай-Болтовской настоятельно рекомендовал для изучения не только русскую, но – главным образом – иностранную литературу. Кроме того, устные доклады студентов служили им «начальной школой изложения своих мыслей», а публикация в Трудах Математического семинария требовала «серьезного, вдумчивого отношения к излагаемой теме». Так оценивал значение семинария Н.М.Несторович, однокурсник Субботина, впоследствии профессор Ростовского университета.

Прошел эту школу и М.Ф.Субботин. Сначала был доклад «О функциях Бесселя» (1913), затем – выпускная работа (на степень кандидата математических наук) «О форме  коэффициентов степенных разложений функций алгебраических и трансцендентных первого класса» (1914), выполненная под руководством Д.Д.Мордухай-Болтовского и тоже заслужившая награду от факультета. Последний раз он выступал на заседании семинария уже в качестве ассистента Донского Политехнического института в феврале 1916 г. с докладом «основные вопросы аналитической теории дифференциальных уравнений». Но это – в будущем. А пока…

5 июня 1914 г. М.Ф.Субботин получает Диплом об окончании Варшавского университета с ученой степенью кандидата, что предоставляет ему «все права и преимущества, законами российской империи со степенью кандидата соединяемые». Среди подписавших документ С.Д.Черный, который еще в мае подал в совет факультета прошение о назначении своего ученика с 1 июня исполняющим обязанности младшего астронома-наблюдателя университетской обсерватории, в обязанности которого вменялись проведение и обработка метеорологических и астрономических наблюдений. Естественно, что ходатайство было удовлетворено, а М.Ф.Субботин начал подготовку к магистерским экзаменам по астрономии.

Однако через полтора месяца началась война с Германией, все планы были нарушены. О том, как складывалась университетская жизнь в следующем учебном году, достаточно подробно и документально позже рассказал профессор П.В.Верховский в [3].В частности, уже в июле, а затем и в сентябре часть имущества была вывезена из Варшавы, учащихся в университете почти не было, занятия проводились в урезанном виде. Все это «вместе с налетами и бомбометанием аэропланов, вместе с недостатком угля, света, продуктов, вместе с тяжелыми смутными слухами с ближайших фронтов… поддерживало в коллективе очень нервное настроение», а университетские руководители «ничего не предпринимали, чтобы предусмотреть ближайшую судьбу университета» и «приготовиться к возможной катастрофе»[3].

У М.Ф.Субботина учебных занятий не было, и он, переменив первоначальное намерение, переключился на подготовку к магистерским экзаменам по чистой математике. В начале мая 1915 г. он подал в деканат прошение об оставлении его со стипендией при кафедре чистой математики для приготовления к профессорскому званию. Одновременно в совет поступило соответствующее ходатайство профессора Д.Д.Мордухай-Болтовского с приложением отзыва о работе М.Ф.Субботина и подробного плана занятий будущего аспиранта, в составлении которого принимали участие практически все наличествующие математики и механик Д.Н.Горячев. К каждому разделу (алгебра и теория чисел, теория функций как вещественного так и комплексного переменного, дифференциальные уравнения, эллиптические функции и алгебраические функции с теорией Абелевых интегралов, теория поверхностей, синтетическая геометрия и геометрическая аксиоматика и, наконец, механика) прилагался обширный список обязательной литературы, в основном, иностранной (в общей сложности более 20 наименований).  28 мая физико-математический факультет передал свое положительное решение (приложив к упомянутым документам свидетельства о знании М.Ф.Субботиным французского и немецкого языков, о военной повинности и о его здоровье) для утверждения в Совет университета [1, л.25, 27, 35].

Однако и этому плану в ближайшее время не суждено было осуществиться. Несколько ранее профессор И.Р.Брайцев, судя по некоторым неподтвержденным фактам, получил приглашение на работу от руководства Донского политехнического института (открытого в 1907 г. в Новочеркасске и связанного тесными узами с профессурой Варшавского университета и Варшавского Политехнического института, в частности, с Д.Д.Мордухай-Болтовским, который работал там в 1907-1909 гг.) и отказался от него, порекомендовав на предлагаемое место М.Ф.Субботина как «одного из талантливейших учеников своих, который может вести преподавание математики в высших учебных заведениях». 21 мая 1915г. исполняющий обязанности ректора ДПИ обратился к И.Р.Брайцеву с запросом: «не откажите сообщить г.Субботину, чтобы он приехал в Новочеркасск незамедлительно для переговоров, и пришлите Вашу рекомендацию» (ГАРО, ф. 42, оп.2, № 549, л.7). 

Молодой ученый отправился на переговоры (ему был предоставлен восьмидневный отпуск), а после его возвращения в Варшаву начинается переписка на уровне руководителей вузов о служебных качествах кандидата. Наконец, в августе из учебного отдела Министерства Торговли и промышленности (в ведомстве которого находились политехнические институты) в Варшавский университет поступило извещение о назначении «М.Ф.Субботина штатным преподавателем математики в Донском Политехническом институте с 1 сентября 1915 г. [1, л.38]

Между тем летом 1915 г. Варшавский университет находился в состоянии эвакуации. Перед своим отъездом из Варшавы Д.Д.Мордухай-Болтовской именно Субботину поручил заботу о математическом кабинете. Тот «обещал в случае эвакуации предпринять что-либо для спасения имущества», однако получил от секретаря Правления университета отказ в помощи даже для вывоза семинарской библиотеки («в очень категорической форме»). При этом уже в Ростове, весной 1916 г. и учителю, и ученику пришлось давать объяснения Правлению по поводу гибели и моделей, и библиотеки, и даже инвентарных книг (докладные и объяснительные можно найти в ГАРО, ф.527, оп.1, № 52, л.9, 16, 16об).

Тем не менее в назначенный срок М.Ф.Субботин начал работать в Новочеркасске, а вскоре Варшавский университет (а вместе с ним и все математики) обосновался в Ростове-на-Дону. Были восстановлены научные и личные контакты, между Субботиным и Мордухай-Болтовским завязалась интересная переписка. Послания Михаила Федоровича, к сожалению, не сохранились (архив Мордухай-Болтовского погиб в годы Великой Отечественной войны), однако ученик очень ценил письма своего научного руководителя, не расставался с ними при всех переездах, а позднее его сын передал эти письма в Санкт-Петербургское отделение Государственного Архива Академии Наук России (фонд 967, оп.3, № 116).

Учебная нагрузка М.Ф.Субботина в институте была достаточно разнообразна: руководство практическими занятиями по аналитической и начертательной геометриям, по дифференциальному и интегральному исчислениям. Кроме того, с января 1916 г. по приглашению руководства Высших женских курсов он начал там чтение описательной астрономии. Однако Д.Д.Мордухай-Болтовской в письме от 22 сентября 1916 г. высказывал Субботину неудовольствие его учебной нагрузкой и напоминал своему ученику о том, что для него скорейшая сдача магистерских экзаменов «имеет большое значение, так как в виду проектируемого открытия многих высших учебных заведений» он сможет получить должность профессора еще до защиты. По-видимому, внушение наставника подействовало: уже в декабре того же года Субботин прислал ему предшествующий сдаче экзамена реферат на тему «Основные учения проективной и метрической геометрии». Д.Д.Мордухай-Болтовской оценил его как «очень хорошо и умно составленный» (письмо от 20.10.1917) и дал конкретные рекомендации по подготовке к геометрическому экзамену. В другом письме (от 08.08.1917) он очень подробно рассматривает программу экзамена, обращает внимание на большое значение теории множеств, указывает наиболее существенные вопросы и теоремы из теории функций комплексного переменного и теории функций вещественного переменного, из теории алгебраических функций и теории абелевых интегралов и функций; попутно отмечает те пункты программы, которые на экзамене можно излагать без доказательств.

В сентябре-октябре 1917 г. сданы последние магистерские экзамены по математике и механике, ответы оценены как удовлетворительные. Субботин признан «выдержавшим испытания на степень магистра чистой математики»; он начинает готовиться к пробным лекциям в Донском университете. Одну из них, «Аналитическое продолжение функций комплексного переменного», он готовит по собственному выбору,   вторая – «Эволюция понятия об интеграле» - по назначению физико-математического факультета. При этом Д.Д.Мордухай-Болтовской предупреждает своего ученика (в письме от 18.10.1917), что последняя обязательно должна включать краткий очерк работ Коши, Вейерштрасса и Лебега. Через 4 дня, вернувшись к этому вопросу, он напоминает, что пробная лекция носит экзаменационный характер, а потому ее конструкция должна содержать «и исторический очерк с намеками на доказательства, и кое-какие маленькие доказательства для выявления способности объяснять».

Лекции прошли успешно, М.Ф.Субботин был удостоен звания приват-доцента Донского университета, и ему поручили чтение обязательного курса «Определенные интегралы» (2 часа в неделю в весеннем семестре 1918 г.). Однако вскоре выяснилось, что у Субботина нет возможности приезжать в это время в Ростов, поэтому и курс, и обязательная вступительная лекция («Из истории учения об определенных интегралах») были отложены на осень.

Лекция состоялась 21 сентября 1918 г.; к этому времени М.Ф.Субботин уже получил звание доцента в Донском политехническом институте. Избрание состоялось 8 июня, в Собрании сельскохозяйственного факультета, по представлению отзыва профессора И.И.Панфилова и доцента М.Ф.Зимина о его последних работах ([4], [5] и находящейся в печати [6]). Дав краткий анализ результатов, составители отзыва в заключение отметили, что «все три работы М.Ф.Субботина показывают в нем большую эрудицию в интересующих его вопросах, полное умение разбираться в сложных и трудных подчас условиях работы и обнаруживают в авторе критическое отношение к чужим методам и способность к самостоятельном у творчеству в избранной им интересной области математического анализа» (ГАРО, фонд 42, оп. 1, № 395, лл.315, 315об, 316).

Авторы отзыва еще не могли предполагать, как сложится судьба этих работ (написанных и опубликованных в первые годы после окончания их автором университета). В статье [4] решалась задача об отыскании всех изолированных особых точек функции, заданной рядом Тейлора. Исследования в этом направлении были начаты Ж.Адамаром (1892), а среди продолжателей следует назвать И.Р.Брайцева, который опубликовал ряд работ, посвященных данной проблеме. Субботин хорошо знал результаты одного из своих учителей, а в упомянутой статье ему удалось доказать, что для определения аргумента особых точек нет необходимости проводить специальные, весьма громоздкие выкладки, опирающиеся на теорему Фабри, как делал Брайцев. На самом деле достаточно построить некоторую функцию, особые точки которой находятся в определенной связи с особыми точками данной функции, и определить радиус сходимости степенного разложения этой вспомогательной функции. Существенно и то, что Субботин не только указал пусть получения функции, обладающей требуемыми свойствами, но и сам же отметил слабые места метода, ограничивающие его применение (см. подробнее в [7]).

Не менее важно и то, что в 1930 г. М.Ф.Субботин в [8] вернулся к идеям статьи [4] после знакомства с работой Полиа (1929) и, опираясь на свои ранние результаты, обобщил теорему Полиа. По-видимому, эта статья М.Ф.Субботина своевременно не попала в поле зрения российских математиков, как и работа самого Полиа. Интерес к последней в России возродился в 60-е годы XX века, в связи с чем появились ссылки и на результаты Субботина (например, в работах М.Ф.Лохина в Ученых записках Горьковского университета за 1955 и 1963 годы, в монографии М.М.Джрбашяна [9])и др.).

------
  (*)Как следует из архивных документов (Гос. Архив Рост. Области (ГАРО), ф.527, оп.3, д. 842, л.8-16), Федор Яковлевич Субботин – «сын крестьянина-собственника Уфимской губернии Стерлитамакского уезда» - получил домашнее воспитание; юношей 16-17 лет был отдан в службу вольноопределяющимся, окончил курс оренбургского юнкерского училища, офицерскую стрелковую школу, служил в Туркестанских и Ферганских войсках. В дальнейшем  прошел все ступени воинских званий, вплоть до подполковника. Как отмечено в послужном списке Ф.Я.Субботина, «в службе сего штаб-офицера не было обстоятельств, лишающих его превосходительство права на получение знака отличия беспорочной службы или отдаляющих срок выслуги к сему знаку».

БИБЛИОГРАФИЯ

1.Государственный архив Ростовской области (ГАРО), фонд 527, опись 3, дело 842 (Личное дело М.Ф.Субботина)

2.Государственный архив Ростовской области (ГАРО), фонд 42, опись 2, дело 549 (О службе М.Ф.Субботина)

3.Верховский П.В. Предстоящие выборы университетской администрации // Ростовская речь, 1917 – 22 октября.

4.Субботин М.Ф. Об определении особых точек аналитических функций //Матем. сборник, 1916. – Т.XXX, в.3. – C.402-433.

5.Субботин М.Ф. Sur les points singuliers de certaines equations differentielles //Bulletin des sciences mathematiques, 1916, 2e serie, t.XL, v.11.

6.Субботин М.Ф. О форме коэффициентов степенных разложений алгебраических функций //Известия Донского политехнического ин-та, 1919, т.7 – С.226-251.

7. Мерман Г.А. Очерк математических работ М.Ф.Субботина //Бюллетень института теоретической астрономии АН СССР, 1959. – Т.7, № 3. – С.233-255.

8. Субботин М.Ф. Sur les proprietes-limites du module des functions d’odre fini //Math. Ann., 1930. – V.104. – P.377-386.

9. Джрбашян М.М. Интегральные преобразования и представления функций в комплексной области. М.: Наука, 1966 – 672 стр.

Copyright © 1995-2006 М.Б.Налбандян, Ю.С.Налбандян